Полиграф в уголовном процессе

Самое важное в статье на тему: "Полиграф в уголовном процессе" с профессиональными пояснениями. Если в процессе прочтения возникли вопросы, то можно обратиться к дежурному юристу.

СПЧ считает использование полиграфа в уголовном судопроизводстве недопустимым

8 апреля Совет при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека обратился к председателю Государственной Думы Вячеславу Володину с призывом исключить упоминание полиграфа из законопроекта о судебной экспертизе в Следственном комитете РФ.

Напомним, что на рассмотрении Госдумы находится президентский проект № 663034-7, предусматривающий поправки в законы о государственной судебно-экспертной деятельности и о Следственном комитете РФ. Проектом, помимо прочего, предлагается включить в перечень судебных экспертиз по уголовным делам психофизиологическую экспертизу «с использованием полиграфа» – так называемого «детектора лжи», что превратит ее, по мнению СПЧ, в равноправный криминалистический метод экспертизы.

Как полагают члены Совета, доказательственное значение психофизиологических исследований (ПФИ) является спорным. При этом они ссылаются на единогласное мнение «подавляющего большинства российских правоведов-процессуалистов» о недопустимости использования данного метода в уголовном процессе. Кроме того, СПЧ упоминает и позицию Верховного Суда РФ, который неоднократно указывал, что результаты исследования с использованием полиграфа не отвечают требованиям, предъявляемым законом к доказательствам, в том числе требованию достоверности.

Обосновывая свою позицию, СПЧ заявляет, что «техническое устройство неспособно считывать внутренний мир человека». «И не в том дело, что исследования на полиграфе еще несовершенны, что полиграфологи еще недостаточно обучены, а методики противоречивы. Вмешательство в сознание, контроль и классификация мыслей и желаний, экспертиза подсознательного нарушают конституционные гарантии неприкосновенности личности, частной жизни и личной тайны», – отмечает Совет, отмечая, что в связи с этим процессуальная легализация таких технологий недопустима, особенно в уголовном судопроизводстве.

«Полагаем необходимым в случае принятия законопроекта в первом чтении исключить из него упоминание психофизиологической экспертизы (с использованием полиграфа), внеся соответствующие поправки ко второму чтению», – резюмируется в обращении.

Комментируя «АГ» обращение СПЧ, советник ФПА Сергей Насонов высказался категорически против применения полиграфа в уголовном процессе: «Я против любых нетранспарентных доказательств в принципе. Эти заключения легко фальсифицируются. Потом они подменяют следователя и суд. Получается новый вариант “царицы доказательств”».

По мнению Сергея Насонова, СПЧ занял по данному вопросу слишком мягкую позицию, поскольку изъятие упоминания полиграфа из законопроекта не станет серьезным барьером для сложившейся практики. «С критикой СПЧ психофизиологических экспертиз можно полностью согласиться, однако одно лишь изъятие упоминания этого вида экспертиз из указанного законопроекта не устранит их производство на практике, поскольку УПК РФ не содержит закрытого перечня допустимых судебных экспертиз, что легко позволяет назначать их производство в настоящее время в соответствующих экспертных учреждениях», – пояснил он.

По этой же причине, считает советник ФПА, упоминание данного вида экспертиз в законопроекте не является способом их «легализации» – они уже легализованы. С их использованием следует бороться установлением нормативного запрета либо соответствующими разъяснениями на уровне постановления Пленума ВС.

[1]

Как считает практикующий психолог-полиграфолог Ярослав Маричев, несмотря на то, что данный метод не обладает 100%-ной степенью надежности, он все равно очень нужен. «Нельзя просто так отмахнуться от того факта, что множество преступлений было раскрыто благодаря полиграфу при проработке разных следственных версий с его помощью, – отметил он. – Действительно, главной проблемой сейчас является отсутствие единого процессуального стандарта и взаимного контроля специалистов, хотя определенные шаги в этом отношении предпринимаются».

Ярослав Маричев полагает, что для «легализации» полиграфа недостаточно вписать его в какой-либо законопроект. По его мнению, сначала следует организовать регламентированную систему контроля проведения и анализа ПФИ. «Например, можно поручить Федеральному центру судебной экспертизы при Минюсте России создать контролирующую инстанцию. За рубежом это так и устроено: по делу проводится проверка на полиграфе и все полученные сведения направляются куратору для проверки корректности исследования и его соответствия стандартам. Конечно, это бюрократия, но с ней до полиграфологов не будут “докапываться” с сомнениями относительно качества их работы», – заключил эксперт. При этом он выразил уверенность, что как бы ни разрешился спор в отношении использования полиграфа в уголовном судопроизводстве, учитывая силу отечественных школ полиграфологии, рано или поздно российское правоприменение все равно придет к широкому использованию ПФИ.

Доцент кафедры криминалистики Университета имени Кутафина (МГЮА) Ярослава Комиссарова напомнила, что ПФИ с применением полиграфа по уголовным делам проводятся экспертными подразделениями правоохранительных органов РФ: с 2002 г. – ФСБ, с 2004 г. – Минобороны, с 2009 г. – СК, с 2017 г. – ОВД. В начале 2000-х гг. они проводились в лабораториях судебной экспертизы Минюста, в 2010–2016 гг. – в ФСКН. Разработаны образовательные стандарты подготовки экспертов-полиграфологов, а также методическое обеспечение их деятельности.

Она подчеркнула, что в 2018 г. руководители Института криминалистики Центра специальной техники ФСБ, ЭКЦ МВД, 111 Главного государственного центра судебно-медицинских и криминалистических экспертиз Минобороны и ГУ криминалистики СК утвердили Межведомственную методику производства судебных психофизиологических экспертиз с применением полиграфа, разработанную по решению Федерального межведомственного координационно-методического совета по судебной экспертизе и экспертным исследованиям межведомственной рабочей группой.

«Также в минувшем году в ЭКЦ МВД была завершена научно-исследовательская работа по подготовке Методических рекомендаций по порядку назначения и производства психофизиологических экспертиз и исследований с применением полиграфа в системе МВД России. В ней участвовали опытные специалисты по использованию полиграфа в рамках криминалистического обеспечения уголовно-процессуальной и оперативно-разыскной деятельности из экспертных подразделений МВД по Республике Татарстан, ГУ МВД России по г. Москве, ФСБ, СК, МГЮА», – пояснила Ярослава Комиссарова.

В то же время, отметила эксперт, наличие качественного методического материала не гарантирует его правильное использование: «На практике имеют место ошибки в работе отдельных полиграфологов. Но это не может служить основанием для умаления научной состоятельности метода».

Как сообщала «АГ», ранее ФПА представила правовую позицию на указанный законопроект, в которой отмечается, что он чересчур расширяет полномочия ведомства и умаляет гарантии объективности экспертного исследования.

Для стороны защиты, отмечается в правовой позиции ФПА, гарантии независимости эксперта являются критически важными, поскольку механизм отвода эксперта на практике не работает: «Дело в том, что такой отвод разрешается следователем, что делает бессмысленным заявление соответствующего ходатайства по основанию зависимости эксперта от следователя. А возможность обжалования отказа в удовлетворении заявления об отводе эксперта также серьезно сужена».

Читайте так же:  Расторжение договора с управляющей компанией

«По указанным причинам представители адвокатуры не могут поддержать законопроект, в котором умаляются гарантии объективности экспертного заключения, – резюмирует ФПА. – Единственно правильным вектором развития судебно-экспертной деятельности является полное выведение всех экспертных учреждений из ведомственной подчиненности в автономное образование».

Является ли законным использование полиграфа (детектора лжи) органами предварительного расследования?

Зачастую на этапе расследования следователь (дознаватель) предлагает назначить психофизиологическое исследование, проще говоря, пройти проверку путем полиграфа (детектора лжи). Как объясняют должностные лица, осуществляющие предварительно расследование, это необходимо для установления соответствия данных свидетелем, подозреваемым (обвиняемым) на допросе показаний с результатами проведенного исследования на полиграфе.

Вопрос заключается в том, насколько законным является применение результатов полиграфа в качестве доказательств по уголовному делу.

В силу одного из основополагающих принципов, закрепленных в ст. 8 ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» эксперт проводит исследования объективно, на строго научной и практической основе, в пределах соответствующей специальности, всесторонне и в полном объеме. Заключение эксперта должно основываться на положениях, дающих возможность проверить обоснованность и достоверность сделанных выводов на базе общепринятых научных и практических данных.

Заключение психофизиологического исследования не соответствуют вышеуказанным принципам объективности, всесторонности и полноты исследований в силу следующего:

1) До настоящего времени наукой не установлено достоверно, что существуют признаки лжи.

[3]

2) В настоящее время отсутствует единая позиция в науке, т.к. ряд ученых говорят о реакции в связи с лживыми показаниями испытуемого, другие утверждают о значимости вопросов и переживаниях испытуемого по заданным вопросам.

3) Подтверждено, что при проведении повторного исследования очень высокий процент результатов прямо противоположны первоначальным.

В статье 74 УПК РФ указан перечень доказательств, которые могут быть использованы для подтверждения обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела.

Согласно ч. 2 ст. 74 УПК РФ в качестве доказательств допускаются:

1) показания подозреваемого, обвиняемого;

2) показания потерпевшего, свидетеля;

3) заключение и показания эксперта;

3.1) заключение и показания специалиста;

4) вещественные доказательства;

5) протоколы следственных и судебных действий;

6) иные документы.

Следовательно, положения УПК РФ не предусматривают прямой возможности применения полиграфа в уголовном процессе.

По данному вопросу Верховный суд РФ занимает позицию недопущения использования результатов полиграфа в качестве доказательств.

В Кассационном определении ВС РФ от 11 сентября 2012 г. N 41-О12-57СП сказано, что уголовно-процессуальный кодекс РФ не предусматривает законодательной возможности применения полиграфа в уголовном процессе. Данный вид экспертиз является результатом опроса с применением полиграфа, регистрирующего психофизиологические реакции на какой-либо вопрос, и ее заключение не может рассматриваться в качестве надлежащего доказательства, соответствующего требованиям ст. 74 УПК РФ. Данные использования полиграфа при проверке достоверности показаний подсудимых не являются доказательством. Подсудимые непосредственно были допрошены в судебном заседании, и оценка их показаний относится к компетенции присяжных заседателей, а не эксперта.

В соответствии с пунктом 5.2.1. Обзора кассационной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации за второе полугодие 2012 года «… Согласно уголовно-процессуальному закону психофизиологические исследования не являются доказательствами …».

Так, Судебная коллегия изменила приговор Мурманского областного суда от 23 июля 2012 г. в отношении Б. и Ш., исключила ссылку на использование заключений по результатам проведенных в ходе предварительного следствия психофизиологических экспертиз, при которых исследовались показания Б. и Ш., в качестве доказательств.

Судебная коллегия указала, что такие заключения не соответствуют требованиям, предъявляемым уголовно-процессуальным законом к заключениям экспертов, и такого рода исследования, имеющие своей целью выработку и проверку следственных версий, не относятся к доказательствам согласно ст. 74 УПК РФ (Определение от 4 октября 2012 г. №34-О12-12).

Является ли полиграф доказательством вины по уголовному делу?

Полиграф применяется должностными лицами при расследовании уголовных дел для получения необходимой информации.

Суд принимает во внимание результаты экспертизы при соблюдении всех условий ее проведения. Но не все знают, является ли полиграф доказательством по уголовному делу?

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов. Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему — звоните по телефонам бесплатной консультации :

Об обстоятельствах, подлежащих доказыванию по уголовному делу, читайте здесь.

Использование в расследованиях

Полиграф — это прибор, фиксирующий психофизиологическое состояние человека, подвергаемого экспертизе.

На основании итогов проверки уполномоченные лица могут делать косвенные выводы о причастности исследуемого лица к совершению преступления, об осведомленности гражданина о совершенном преступлении (обладание необходимой информацией, которая может быть полезна следствию).

Полиграф активно применяется в криминалистике, в оперативно-розыскной деятельности, стороной защиты.

В криминалистике

Все специалисты сходятся во мнении, что полученные результаты полиграфического исследования могут стать источником дополнительной информации о расследуемом преступлении. По этой причине добытые данные важно реализовывать в интересах следствия и не игнорировать.

Основной задачей криминалистов является объективная трактовка результатов исследования и отсутствие переоценки значения полученной итнформации.

Нередко в интересах следствия уполномоченные лица пытаются установить по результатам полиграфической проверки факты, которые не могут быть подтверждены однозначно только данным обследованием. Полиграф в криминалистике является дополнительным, но не единственным способом расследования.

Реакции, демонстрируемые гражданином, позволяют криминалистам прийти к следующим выводам:

  • правильность совершаемых действий;
  • необходимость изменения тактики;
  • способы установления психологического контакта с гражданином;
  • объективность полученных данных.

Полученные данные позволяют следователю сформировать некоторое мнение о существующем положении дел.

И, хотя основным доказательством они не являются, при отсутствии других существенных фактов расследование преступления может выйти на новый уровень.

В 1995 году был издан ФЗ-144 «Об оперативно-розыскной деятельности». С этого момента полиграф стал широко применяться на правовых основаниях. Законодательно закреплены условия, при соблюдении которых допускается проведение экспертизы.

Эксперт может для проведения своего обследования использовать любые технические средства, которые позволят ему получить необходимую информацию. Главное требование — эти средства должны быть научно обоснованы. Второе важное условие — соблюдение процессуального порядка экспертизы.

В ОРД полиграф используется при производстве следующих следственных действий:

  • обыск;
  • следственный эксперимент;
  • опознание.

Получаемая в результате информация позволяет следователю подтвердить или опровергнуть свои предположения, скорректировать ход расследования и тактику его ведения.

Необходимо соблюдение следующих ключевых условий:

    Проверка носит полностью добровольный характер. Человек не может быть подвергнут обследованию в принудительном порядке.

Отказ от проведения экспертизы не является негативным фактором, трактующимся в суде против обвиняемого.

Читайте так же:  Пособие отцу при рождении ребенка
  • Эксперт — это специалист-психолог, который обладает полномочиями для проведения подобного рода обследований в рамках следственных мероприятий.
  • Полученные сведения не приобщаются к делу, не являются частью доказательной базы. Результаты рассматриваются следствием лишь в качестве ориентирующей информации.
  • Что такое фальсификация доказательств? Узнайте об этом из нашей статьи.

    Адвокатами

    Доказательную базу собирают не только следователи, прокуроры и судьи, но и лица, выступающие на стороне защиты обвиняемого — адвокаты.

    Адвокат при необходимости может в интересах своего подзащитного инициировать проведение специального психофизиологического исследования, проводимого независимым специалистом (не экспертом).

    По окончании исследования специалист выдает адвокату заключение, в котором отражается ход исследования, полученные сведения и мнение самого специалиста.

    По закону адвокат имеет право подать в суд ходатайство о приобщении полученных сведений к делу в качестве доказательства.

    Следует отметить, что суд крайне редко принимает подобные заключения в качестве доказательств. Результаты исследований, назначенных и проведенных стороной обвинения, имеют для суда более приоритетное значение, чем предоставленные адвокатом сведения подобного характера.

    Когда назначается проведение теста с использованием детектора лжи?

    Суд назначает проведение экспертизы в следующих ситуациях:

  • Когда получить информацию можно только от одного человека. То есть вероятность обнаружения каких-либо вещественных доказательств, свидетельских показаний или иных фактических сведений полностью отсутствует.
  • Когда добыть информацию иными способами затруднительно. Это может быть связано с предполагаемыми значительными финансовыми затратами, нехваткой времени на иные следственные действия, отсутствием в штате нужного количества сотрудников для проведения иных мероприятий и т.д.
  • Когда большое значение имеют сроки выявления информации, которую может предоставить полиграфическая проверка.
  • к содержанию ↑

    Экспертные задачи

    В общем смысле полиграф позволяет выявить правдивость ответов обследуемого человека на вопросы специалиста. Полиграф универсально применим к людям любого пола и возраста.

    Устройство не выявляет сам факт лжи, а демонстрирует реакцию человека на задаваемый вопрос, по которой можно сделать выводы о правдивости испытуемого.

    Видео (кликните для воспроизведения).

    Под реакцией понимается совокупность показателей, анализируемых прибором: артериальное давление, пульс, ритм дыхания, электрическое сопротивление кожи.

    Специалист, формулируя свои вопросы, пытается решить следующие задачи:

  • определить степень информированности человека о событии, которое стало предметом уголовного расследования;
  • определить обстоятельства, при которых обследуемый узнал имеющиеся сведения;
  • установить степень причастности человека к совершенному деянию.
  • Какие доказательства являются недопустимыми? Ответ узнайте прямо сейчас.

    Отказ от обследования: последствия

    Подсудимый или фигурирующие в деле третьи лица могут отказаться от проведения экспертизы. Полиграфическое исследование проводится исключительно в добровольном порядке.

    Данное исследование не является официальным доказательством, приобщающимся к судебному процессу.

    По этой причине отказ от проведения экспертизы не вносится ни в какие процессуальные документы, не может повлиять на ход судебного разбирательства.

    Применение результатов

    Ст. 74 УПК гласит, что доказательствами являются:

  • показания подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля;
  • сведения, предоставленные экспертом;
  • сведения, предоставленные специалистом;
  • вещественные доказательства;
  • протоколы;
  • иные документы.
  • Результаты, полученные экспертами с помощью полиграфа, могут рассматриваться судом в качестве дополнительных сведений, но не в качестве основного доказательства.

    Данные актуальны, если они помогают установить следующие сведения:

    • обстоятельства преступления (время, место, способ совершения);
    • степень вины обвиняемого;
    • мотивы преступления;
    • обстоятельства, усугубляющие вину;
    • сведения, смягчающие степень вины;
    • обстоятельства, свидетельствующие о невиновности обвиняемого лица.

    Как доказать свою невиновность по уголовному делу? Рекомендации адвокатов помогут вам!

    Влияние на приговор

    Результаты экспертизы оказывают косвенное влияние на ход судебного разбирательства и принимаются во внимание судьей при рассмотрении всех обстоятельств дела.

    При этом ходатайство стороны защиты может быть отклонено или итоги исследования могут не быть приняты во внимание.

    Гораздо охотнее суд принимает в качестве дополнительного источника сведений данные экспертизы, проведенной по инициативе стороны обвинения.

    Определения Верховного Суда

    Определения Верховного Суда по ряду уголовных дел подтверждают тот факт, что ссылка в судебном решении на итоги полиграфического исследования является ошибочной.

    Экспертиза позволяет выработать тактику следственных мероприятий, проверить правильность действий уполномоченных лиц, но не является источником доказательств для суда, на основании которых может выноситься окончательное решение.

    Судебная практика

      Подсудимый Е. подозревался в причастности к хищению с военного склада оружия. Хищение было совершено во время дежурства Е. непосредственно у входа на склад.

    В ходе проведенного психофизиологического исследования было выявлено, что гражданин Е. располагал информацией о произошедшем хищении и причастен к совершенному преступлению.

    [2]

    Суд, принимая во внимание все обстоятельства дела и результаты экспертизы, вынес решение о назначении Е. меры пресечения в соответствии с п.2 ст. 158 УК — лишение свободы на 3 года.

  • Подсудимая И. подозревалась в убийстве гражданина К. ввиду получения ею материальной выгоды в результате смерти К. При наличии ряда фактических доказательств вины И. адвокат обвиняемой подал ходатайство о проведении полиграфической экспертизы. В ходе обследования выявлено наличие у И. мотива к совершению преступления, причастности И. к совершенному деянию. Принимая во внимание все имеющиеся доказательства, суд назначил И. меру пресечения в соответствии с п.2 ст. 105 УК — 9 лет лишение свободы.
  • Таким образом, полиграф позволяет всем участникам уголовного расследования получить дополнительную информацию об обстоятельствах дела.

    Полученные сведения являются косвенными доказательствами, которые могут рассматриваться судом в совокупности с фактическими данными.

    Когда заявлять ходатайство об исключении доказательств по уголовному делу? Узнайте об этом из нашей статьи.

    Применение полиграфа в уголовном процессе:

    Не нашли ответа на свой вопрос? Узнайте, как решить именно Вашу проблему — позвоните прямо сейчас:


    Это быстро и бесплатно !

    Отвечайте коротко — «да» или «нет»

    В Уголовно-процессуальном кодексе РФ появилась, можно сказать, знаковая новация — в части 4, статье 195 теперь сказано, что «судебная экспертиза может назначаться и проводиться до возбуждения дела». Новая строка в УПК дает право использовать достижения современной науки в строгих процессуальных условиях в форме экспертизы на самых ранних этапах раскрытия и расследования преступлений. Речь идет, в том числе, и об исследовании на знаменитом приборе — полиграфе.

    Это — крайне важно для многих людей. По идее, предполагается, что отныне заведомо невиновного человека, попавшего в поле зрения «органов» случайно, а то и по клевете, не будут месяцами изнурять допросами и держать в СИЗО. С другой стороны, сыщики не станут отвлекаться на ложный след, а займутся поиском настоящего убийцы, грабителя или, например, насильника. То есть, подозреваемого могут сразу, как говорится, «прокачать» на причастность к преступлению. И если «умная машина» покажет, что задержанный не врет, его отпустят. Или же — совсем наоборот.

    Читайте так же:  За какой период начисляется пенсия

    Эта законодательная новелла затронет все федеральные ведомства, борющиеся с преступностью. И в первую очередь — Следственный комитет России. Любопытно, что руководитель СКР Александр Бастрыкин курирует подготовку нового учебника по криминалистике, который в ближайшее время выйдет в свет. Это учебное пособие, по утверждению экспертов, основано на обобщенном богатейшем опыте отечественного и международного сыска. Так вот, по мнению авторов книги, веское слово в обвинении или оправдании подозреваемого должна сказать именно судебно-психофизиологическая экспертиза с применением полиграфа. Это подтверждается практикой — полиграфологи комитета только в прошлом году провели уже свыше 10 тысяч исследований.

    Более того, в территориальные органы Следственного комитета теперь принимают на службу лишь после прохождения проверки на полиграфе. Специальная «кадровая» программа разработана и утверждена заместителем руководителя СК Юрием Нырковым. А системное повышение квалификации полиграфологов ведомства идет под контролем и по программе, утвержденной первым заместителем руководителя СК Василием Пискаревым.

    Кстати, профессионалы крайне не любят такое название аппарата — детектор лжи. На самом деле, отнюдь не прибор — полиграф — определяет, врет человек или говорит правду. Он лишь фиксирует реакцию на заданный вопрос. И только специалист способен объяснить эту реакцию. То есть, чем она вызвана — попыткой скрыть страшную истину или всего лишь вполне естественной эмоцией от боязни необоснованного обвинения. Вот наличие, вернее — отсутствие в необходимом количестве таких специалистов и портит, казалось бы, радужную картину применения полиграфа.

    Уже не секрет, что впервые в нашей стране разработали систему применения полиграфа в КГБ СССР. Помните культовый фильм «Ошибка резидента»? Там наш разведчик ловко обманывает американский «детектор». Говорят, этот эпизод был специально вставлен в сюжет, чтобы убедить противника в том, что мы понятия не имеем о сути полиграфа. На самом же деле, наша контрразведка уже тогда проводила подобные исследования.

    И поныне лучшая методика проведения такой экспертизы принадлежит ФСБ России. Чекисты эту свою технологию в глубокой тайне не держат и охотно делятся с коллегами из смежных ведомств. И даже применяют ее в совместных расследованиях резонансных преступлений — убийств, террактов, разбоев. Вот только перенимать проверенную и испытанную десятком лет методику спешат далеко не все. Видимо, для этой странной, на первый взгляд, ситуации есть две причины.

    Первая — очевидная: сложность освоения. По методике ФСБ, надо для начала пройти курс обучения, длящийся 450 часов. При этом, необходимо уже иметь медицинскую, психологическую или юридическую подготовку. А затем придется постажироваться в профессии хотя бы года три. И только потом, пройдя еще один курс обучения, поднабравшись практического и житейского опыта, можно готовить экспертизы для суда. То есть, влиять на судьбы людей. Ну, кто же такое вытерпит? Тем более, что мода на полиграф растет. В иные коммерческие структуры, охранные предприятия допускают только через детектор лжи. Купить сам прибор, который легко умещается в «дипломате», сегодня не сложно. А «специалистов» готовят в прямом смысле по объявлению. Запишись на платные курсы — и через месяц тебе выдадут диплом «полиграфолога». И в твоих руках будет в лучшем случае — карьера человека. В худшем — его свобода и жизнь. Разумеется, «работа» эксперта стоит очень и очень дорого. Особенно, если вывод специалиста — «правильный», который требуется заказчику. А в тонкости методики уже никто не вникает.

    Есть и вторая причина непринятия единой системы подготовки полиграфологов. Она — та же, по которой уже десяток лет не принимают закон о применении полиграфа. По проекту этого закона, каждый чиновник, носитель гостайны, вплоть до депутата и министра, обязан пройти тест на этом приборе. В том числе, и на предмет коррупции. Ну, согласитесь, кому это нужно?

    Возможно, поэтому и появляются весьма удивительные исследования, делающие «вывод о нецелесообразности включения в криминалистику» такого раздела, как «криминалистическая полиграфология». Защита такой научной работы, собравшей более десятка отрицательных отзывов, состоялась в июне в Московской государственной юридической академии. Как и не было заявлений руководства страны и минобрнауки о недопустимости околонаучных диссертаций и присвоения сомнительных степеней. Возможно, об этом не было бы смысла вспоминать, если бы не одна «маленькая» подробность: предложения, представленные в защищенной докторской диссертации, должны быть внедрены в практику. Ведь, по сути, смысл каждого такого автореферата — возможность его практической реализации. Получается, что если диссертацию воспримут всерьез, то от применения полиграфа откажутся. А сотни специалистов в государственных структурах — просто уволят. И окажутся бессмысленными поправки в УПК и, тем более, новый учебник по криминалистике, который вот-вот должен лечь, так сказать, на парты будущих следователей, оперативников и сыщиков.

    Использование полиграфа в уголовном судопроизводстве

    Несколько месяцев назад я участвовал в круглом столе: «Использование полиграфа в уголовном судопроизводстве: за и против». В мероприятии принимали участие преподаватели кафедры методологии криминалистики и студенты 4 курса СГЮА. Тема дискуссии: допускается ли применение полиграфа при расследовании уголовных дел. Хочу со своей стороны изложить свое мнение по данному вопросу.

    Изначально я выступал против использования полиграфа. Причем чем больше собирал материала при подготовке к мероприятию, тем больше убеждался в своем мнении.

    Начнет с того, что термин «детектор лжи», который не редко употребляют в СМИ, не является точным. Существующая в настоящий момент техника не может сказать, врет человек или говорит правду. Полиграф фиксирует психофизиологические процессы, происходящие в человека. На основе этих данных специалист делает вывод о том, лжет исследуемое лицо или нет. Поэтому на доводы некоторых сторонников полиграфа о том, что техника не ошибается никогда можно ответить следующее. Хорошо, полиграф не ошибается. Но он лишь не ошибается в регистрации психофизиологических процессов, а как на их основе сделать вывод о том, правду ли говорит человек…

    Далее. Я узнал, что не существует ни одной общепризнанной методики применения полиграфа. Это означает, что полиграфолог вправе самостоятельно определить методы, которые будет применять при исследовании. В частности, он сам будет составлять опросник. Из-за отсутствия единой методики возникает целый ряд проблем. Во-первых, одним из критериев метода криминалистического исследования является научная обоснованность, которая в принципе невозможна при исследовании на полиграфе, так как нет единой общепризнанной научной концепции использования полиграфа (и как отмечают ученые, в ближайшее время не будет). Во-вторых, возникают вопросы по поводу проведения повторной экспертизы. Если назначить ее другому полиграфологу, то он будет применять другие методы, другой опросник. Назначить повторную экспертизу тому же эксперту, который проводил первоначальное исследование запрещено по УПК. То есть проверить результаты исследования невозможно.

    Читайте так же:  Как аннулировать договор с нпф

    В-третьих, нереально привлечь полиграфолога к ответственности за заведомо ложное заключение. Ведь можно сказать, что «ошибка» произошла из-за неправильного применения метода, неправильно составлен опросник (единого-то нет). Опровергнуть такой довод не представляется возможным. Таким образом, создаются благоприятные условия для массового злоупотребления со стороны таких экспертов.

    Как я узнал из журнала «Эксперт-криминалист» (№2 за 2011 год) в США проблему метода решили следующим образом. Используется «Правило Дауберта». Решение (о том использовать заключение полиграфолога как доказательство или нет) принимает сам судья, ведущий дело. Вопрос разрешается в отдельном судебном заседании, в котором изучается научная обоснованность конкретного метода, его практическая и теоретическая валидность. В рассмотрении участвуют стороны, полиграфолог, специалисты. На мой взгляд, подобное разрешение проблемы не применимо в России. Во-первых, у нас не прецедентная система, как в США. Во-вторых, получается судья должен быть специалистом в сфере полиграфологии. Иначе как он сможет определить валидность метода.

    Кстати, при ответе на вопросы полиграфолога может быть дан один из двух вариантов ответа: да или нет. Но, согласитесь, бывают ситуации, когда невозможно ответить так четко. Например, как ответить на вопрос: «Знаете ли Вы, что Ваши друзья считают Вас дураком?». Таким формулировки действительно встречаются.

    Как я уже говорил, очень многое при исследовании на полиграфе зависит от эксперта. Но кто эти эксперты? На сегодняшний день в России, как отмечают ученые (например, Я. Комиссарова), практически нет ни только самих полиграфологов, но и тех, кто их бы научил (то есть преподавателей). В основном, исследования на полиграфе проводят бывшие сотрудники МВД, ФСБ. И вполне естественно, что в их заключениях прослеживается обвинительный уклон.

    Изучение судебной практики еще больше убедило меня в своем мнении. Наверное, всем известно Дело Макарова. Суд признал виновным отца в изнасиловании своей малолетней дочери. Причем главным и фактически единственным доказательством было заключение эксперта-полиграфолога. По поводу указанного дела уже давно ведутся самые разные споры. Данная ситуация не единична.

    Аргументы наших оппонентов не показались мне слишком убедительными. В частности, много говорилось о зарубежном опыте. Я не противник изучения опыта других стран, но даже в США возникают проблемы по поводу применения полиграфа. В 2003 году Национальная академия наук США опубликовала отчёт «Полиграф и выявление лжи». Академия наук обнаружила, что большинство исследований полиграфа было «ненадёжно, ненаучно и предвзято». После проведения экспериментов было установлено, что проверка на полиграфе большого количества людей в отношении различных событий (например, при приёме на работу) даёт результат ничем не лучше, чем случайное угадывание. В то же время, тестирование небольшого количества людей в отношении определённого произошедшего события (например, конкретного преступления) позволяет распознать ложь и правду «выше, чем случайное угадывание» (информация с сайта Википедия). То есть опыт зарубежных стран как раз показывает, что не надо торопиться с внедрением полиграфа.

    Итак, я считаю, в настоящий момент использование полиграфа в уголовном судопроизводстве не допустимо.

    Использование полиграфа в уголовном судопроизводстве

    Использование полиграфа в уголовном судопроизводстве

    (“Законность”, 2006, N 7)

    Информация о публикации

    “Законность”, 2006, N 7

    ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ПОЛИГРАФА В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ

    В Российской Федерации накоплен значительный опыт применения полиграфа в оперативно-розыскной деятельности, судопроизводстве, при работе с кадрами. Использование полиграфа в различных ведомствах нормируется соответствующими инструкциями, сходными по форме и содержанию.

    К сожалению, потенциал, накопленный за годы работы с полиграфом в КГБ СССР – ФСБ РФ и других подобных ведомствах, по вполне понятным причинам, как правило, не может использоваться в гражданском обществе напрямую, без соответствующей “легализации”.

    В связи с этим представляют интерес доступные вниманию общественности наработки в области полиграфологии, имеющиеся в государственных учреждениях, созданных с целью оказания содействия следователям, прокурорам, судам в установлении обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовным делам.

    В 1997 г. по инициативе Саратовской ЛСЭ началось освоение новой формы содействия правоохранительным органам, оказания помощи государственным учреждениям, организациям различных форм собственности, а также гражданам – проведение психофизиологического исследования с использованием полиграфа (далее – ПФИ).

    В мае 2003 г. согласно Приказу N 114 Министерства юстиции РФ в перечень экспертных специальностей, по которым предоставляется право самостоятельного производства судебных экспертиз в судебно-экспертных учреждениях Министерства юстиции РФ, была включена психологическая экспертиза, до того проводившаяся в системе СЭУ МЮ РФ более 20 лет. Род экспертизы был определен как “психологическая”, а экспертная специальность названа “Исследование психологии и психофизиологии человека”.

    Таким образом, придание судебно-психологической экспертизе “официального статуса” предопределило возможность производства ПФИ в СЭУ МЮ РФ .

    Сейчас ПФИ проводится в Северо-Западном РЦСЭ, Тамбовской, Мордовской ЛСЭ МЮ РФ.

    Это обстоятельство способствовало тому, что в 2003 г. при поддержке прокуратуры Саратовской области, принимая во внимание высокую эффективность психофизиологического метода “детекции лжи” с применением полиграфа, а также перспективы его использования в борьбе с преступностью в качестве дополнительного средства защиты прав и законных интересов граждан, в Саратовской ЛСЭ началось производство психофизиологических экспертиз по уголовным делам.

    Параллельно с накоплением эмпирического материала расширялись контакты лаборатории со специалистами в области полиграфологии, руководителями правоохранительных органов и экспертных служб России, стран ближнего и дальнего зарубежья.

    В 2003 – 2004 гг. было проведено анкетирование сотрудников правоохранительных органов России и Украины, а также полиграфологов России (в анкетировании приняли участие более 1500 человек) в целях выяснения их мнения по ряду дискуссионных вопросов, связанных с применением полиграфа в судопроизводстве.

    Результаты анкетирования свидетельствовали в пользу внедрения ПФИ в следственную и судебную практику.

    Стало ясно, что начатая в 2002 г. под эгидой учебно-методического объединения образовательных учреждений профессионального образования в области судебной экспертизы работа по изучению возможностей и перспектив становления новых экспертных специальностей, связанных с внедрением методов психологии и психофизиологии в оперативно-розыскную и следственно-судебную деятельность, должна быть активизирована.

    Авторский коллектив в составе членов Совета УМО “Судебная экспертиза” Я. Комиссаровой, А. Нехорошева, Г. Шостака, М. Шухнина разработал государственные требования к минимуму содержания и уровню требований к специалистам для получения дополнительной квалификации “Судебный эксперт по проведению психофизиологического исследования с использованием полиграфа”, а также примерная дополнительная профессиональная образовательная программа профессиональной переподготовки специалистов для получения указанной квалификации.

    Читайте так же:  Согласие на прописку

    Государственные требования были утверждены заместителем министра образования РФ 5 марта 2004 г. и введены в действие Приказом Министерства образования России от 8 апреля 2004 г.

    На этом этапе к решению проблем, связанных с процессуально грамотной “легализацией” полиграфа в уголовном судопроизводстве России, подключились судебно-экспертные учреждения МВД РФ. В январе 2005 г. в штате ЭКЦ при ГУВД Москвы появился специалист-полиграфолог, а в конце года в ЭКЦ МВД Республики Татарстан в порядке эксперимента было создано подразделение по проведению ПФИ.

    Поскольку в России подготовка специалистов-полиграфологов до настоящего времени велась не только в различных ведомствах по разным программам, но и силами коммерческих структур по программам, зачастую далеким от стандартов, принятых в мировой практике, между Московской государственной юридической академией и Саратовским юридическим институтом МВД России было заключено соглашение о сотрудничестве.

    Предметом соглашения стало организационное и информационное взаимодействие по разработке прикладных проблем применения полиграфа в различных сферах общественной жизни в целях обеспечения возможности использования правоохранительными органами, государственными и негосударственными учреждениями и организациями, а также гражданами помощи квалифицированных специалистов-полиграфологов.

    Сегодня на базе МГЮА силами двух вузов начинается переподготовка специалистов-полиграфологов по программе объемом 560 часов, а в обозримом будущем планируется приступить к переподготовке судебных экспертов по проведению психофизиологического исследования с использованием полиграфа.

    Время подтвердило правильность позиции тех ученых и практиков, кто на протяжении десятилетий выступал в пользу конструктивного диалога по “проблеме полиграфа”. В конце 2005 г. управление криминалистики Генеральной прокуратуры РФ завершило работу по обобщению опыта применения полиграфа в России, оказавшегося весьма продуктивным, а из прокуратуры Москвы на места было направлено письмо о целесообразности производства психофизиологической экспертизы по уголовным делам.

    Оказание помощи следствию в решении практических вопросов, связанных с организацией и проведением ПФИ, взял на себя АНО “Центр независимой комплексной экспертизы и сертификации систем и технологий” (ЦНКЭС) – экспертное учреждение, в свое время создававшееся именно в целях обеспечения производства нетрадиционных видов экспертиз по заданиям правоохранительных органов.

    Начиная в ЦНКЭС работу по проведению психофизиологической экспертизы с применением полиграфа по уголовным делам, находящимся в производстве органов прокуратуры Москвы и Московской области, мы осознавали ответственность не только за “качество”, но и за обеспечение “легитимности” практической деятельности по использованию данного психофизиологического метода “детекции лжи”.

    Надо заметить, что сегодня говорить о безболезненном вхождении ПФИ в лоно судебной экспертизы преждевременно.

    Противников придания этому виду исследований статуса большего, чем то предполагают рамки оперативно-розыскной деятельности, достаточно. Позиция некоторых хорошо аргументирована и заслуживает не только внимания, но и уважения.

    Следует признать, что практика проведения под эгидой МВД РФ научно-практических конференций по обмену опытом в области полиграфологии, ведущих отсчет с 1997 г., показывает плодотворность научных дискуссий. Беспокойство вызывает не критика теоретических и прикладных положений полиграфологии, в основной своей массе способствующая ее творческому развитию, а опасность привлечения к проведению экспертных исследований специалистов с низкой квалификацией, не обладающих знаниями в области теории судебной экспертизы, имеющих смутные представления о процессуальном порядке назначения и производства экспертиз.

    В связи с этим надо отдать должное членам Федерального межведомственного координационно-методического совета по проблемам экспертных исследований, не просто выразившим озабоченность по поводу имеющих место на практике случаев производства ПФИ на низком научно-методическом уровне, но и поддержавшим позицию УМО “Судебная экспертиза” в вопросе о необходимости унификации ведомственных методик производства ПФИ.

    Методики проведения тестирования на полиграфе, являющегося основным этапом ПФИ, наработанные мировой практикой, общеизвестны и апробированы в России (речь идет о порядке использования специальных знаний их носителем при проведении исследования как такового).

    До настоящего времени отсутствовала методика производства ПФИ как система предписаний (категорических или альтернативных), регламентирующих выбор и порядок применения в определенной последовательности и в определенных (существующих или создаваемых) условиях способов и средств решения полиграфологом экспертных задач .

    См.: Энциклопедия судебной экспертизы / Под ред. Т.В. Аверьяновой, Е.Р. Россинской. М.: Юристъ, 1999. С. 222.

    Поскольку вопрос о создании такого рода межведомственной методики проведения ПФИ сегодня приобретает все большую актуальность, мы (объединив усилия с коллегами – специалистами в области полиграфологии, теории и практики судебной экспертизы) разработали методические рекомендации по проведению психофизиологического исследования с использованием полиграфа в ЦНКЭС, составной частью которых стала видовая экспертная методика производства психофизиологического исследования с использованием полиграфа.

    Методика отвечает требованиям типовой экспертной методики, подготовленной совместно ЭКЦ МВД РФ и РФЦСЭ при МЮ РФ и утвержденной Федеральным межведомственным координационно-методическим советом по проблемам экспертных исследований 18 ноября 1998 г. Она призвана обозначить общий порядок организационно-исследовательских действий специалистом-полиграфологом не только при производстве экспертиз по заданию правоохранительных и судебных органов, но и при проведении ПФИ по заявкам иных органов, юридических и физических лиц.

    Очевидно, что в методиках, определяющих схему действий эксперта, в полном объеме невозможно изложить научно-методические основы производства того или иного рода (вида) экспертиз, содержание которых, как правило, раскрывается в учебниках и монографиях.

    Видео (кликните для воспроизведения).

    Вместе с тем думается, что подобные методики должны предельно точно отражать профессиональный “стандарт качества” в форме, доступной для восприятия лицами, не являющимися специалистами в соответствующей области знания. Поэтому работа по оптимизации видовой экспертной методики производства психофизиологического исследования с использованием полиграфа, безусловно, должна быть продолжена.

    Источники


    1. Астахов, Павел Жилье. Юридическая помощь с вершины адвокатского профессионализма / Павел Астахов. — М.: Эксмо, 2016. — 320 c.

    2. Акции. Судебная практика, официальные разъяснения, образцы документов. — М.: Издание Тихомирова М. Ю., 2016. — 930 c.

    3. Гусева, Т. А. Государственная регистрация юридических лиц (+ CD-ROM) / Т.А. Гусева, А.В. Чуряев. — М.: Деловой двор, 2008. — 232 c.
    4. Поляков М. П., Федулов А. В. Правоохранительные органы; Юрайт, Юрайт — Москва, 2010. — 176 c.
    Полиграф в уголовном процессе
    Оценка 5 проголосовавших: 1

    ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

    Please enter your comment!
    Please enter your name here